7

Родоплеменные отношения в республиках Северного Кавказа и терроризм?
0

Автор вопроса: Timber
10 месяцев 10 дней
         
         
Спрятать статью

Родоплеменные отношения в республиках Северного Кавказа и терроризм

 Законодательство, Кавказ, Политика, Публикации, Россия, Семья, Управление 


Нерешённых проблем у республик Северного Кавказа, впрочем, как и у других регионов России — масса. К основным из них можно отнести кризисные явления в экономике, проблемы в социальной сфере, коррупцию (к сожалению, общероссийский «список» можно было бы продолжить), но всё-таки наиболее тревожной проблемой для кавказских республик уже в течение продолжительного времени были и остаются террористические проявления. Заметим, что от акций террора сегодня не застрахован ни один российский регион, но, тем не менее, для Кавказа борьба с терроризмом — это задача № 1.

И это понимают буквально все. И существует не просто понимание, а организован и проводится — и далеко небезуспешно, хотя о полной победе над терроризмом говорить пока не приходится — целый комплекс антитеррористических мероприятий, включающих в себя не только силовое противодействие, но самое главное — работу, направленную на устранение (или хотя бы минимизацию) причин и условий возникновения террористической деятельности.

Следует сразу же подчеркнуть, что при всей многоплановости причин — политических, социальных, социокультурных, психологических, обуславливающих возникновение и существование терроризма, для Северного Кавказа первоочередной задачей является организация противодействия религиозному экстремизму, как основному дестабилизирующему фактору. И надо сказать, что, несмотря на существующую необходимость совершенствования этой работы, особенно в направлении повышения качества проводимых мероприятий и разнообразия их форм, в целом понимание важности противодействия именно этому основополагающему фактору соответствует складывающейся в регионе оперативной обстановке.

Уделяется должное внимание и осуществлению мер, направленных на устранение обстоятельств, способствующих террористическим проявлениям в экономической и социальной областях, причём об этом, как и о противодействии религиозному экстремизму, говорится и пишется много и открыто, но вот только в отношении одной темы, играющей далеко не последнюю роль в создании «благоприятных» условий для существования террористов на территории кавказских республик, соответствующих объяснений не находится.

Речь идёт о родоплеменных отношениях и их роли в общественной жизни республик Северного Кавказа. Отметим, что эта тема не является табуированной, так как какие-то ссылки на неё периодически встречаются в СМИ, и даже в выступлениях первых лиц регионов, правда, само выражение родоплеменные отношения при этом не употребляется. Причина очень простая — неудобно, да и не «политкорректно», в XXI веке употреблять выражение, которое, согласно принятой сегодня точке зрения, относится к первобытнообщинному строю, по отношению к населению современного Кавказа.

Заметки на полях

Сразу же оговоримся, мы не считаем, что родоплеменные отношения являются хулой, так как полагаем, что они не хуже и не лучше всех других существующих сегодня: в первую очередь — капиталистических, а где-то ещё и сохранившихся по сути — феодальных, и даже рабовладельческих. Однако большинством энциклопедий и справочников отождествляются  эти отношения исключительно с первобытнообщинным строем — вот одно их типичных определений:

Родоплеменные отношения — это система отношений на уровне первобытно-общинного племени или на уровне современной патриархальной деревни» — в результате этот термин как бы стесняются употреблять, хотя некоторые социологи и утверждают, что родоплеменные отношения сохранилась на обширных пространствах Африки, Азии, Латинской Америки, Австралии и даже Европы по сей день.

К тому же ряд политологов полагает, что после разрушения СССР на Северном Кавказе начался быстрый откат в прошлое, архаизация социальных и даже ренессанс этнокультурных родоплеменных отношений, проходивший на фоне деградации государственности, системы образования, воспитания, науки и народного хозяйства, а некоторые из них даже ставят вопрос о преобладании родовой и религиозной идентичности над государственной.

Говоря о родоплеменных отношениях, не стоит забывать, что они, являясь одним из социокультурных факторов, превратившись в ряд кавказских обычаев и норм поведения, содержат не только отрицательные характеристики, но и определённые идеи гуманизма, доброжелательства, ряд других положительных качеств.

К тому же никто и не отрицает, что на территории республик Северного Кавказа действует в полном объёме Конституция Российской Федерации, функционируют все предусмотренные ею ветви власти, все атрибуты современной демократии от партий до общественных объединений, а также существует свобода прессы. Последнее утверждение подтверждают даже либералы (!), ибо как пишет в статье «Последняя сессия ШГЛ» (http://www.respublic.net/2016/03/30/%D1%81%D1%83%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%B7%D0%BE%D0%BD%D0%B0/) дагестанский еженедельник «Свободная республика»:

Самые яркие интеллектуалы страны (следует читать либералы — наше замечание при цитировании) побывали в актовом зале ДГУ и рассказали о своём видении тех или иных ситуаций. Республика…удивила наших гостей, которые даже не ожидали, что у нас существует независимая пресса.

Поэтому, когда собственно речь идёт о признании наличия отдельных сторон родоплеменной организации в поведении жителей кавказских республик, для маскировки используются такие выражения, как этническая клановость, задействуются такие определения, как тейп, тукхум, в общем-то, имеющие отношение к обсуждаемой проблеме, ибо эти структуры сформировались в средневековье (!), в процессе «модернизации» тех же родоплеменных отношений, адат, представляющий собой разветвленную систему социальных норм, основу которой составляют местные обычаи, сложившиеся еще в условиях всё тех же родоплеменных отношений. В лучшем случае упоминается менталитет, то есть совокупность культурных особенностей, ценностных ориентаций и установок, присущих социальной или этнической группе, народу, народности.

Заметки на полях

Наглядное, причём документальное, подтверждение не просто существования, а и задействования в государственной практике именно родоплеменных отношений — это появившиеся в феврале в средствах массовой информации сведения о проведении в Чеченской Республике духовно-нравственного анкетирования молодёжи в возрасте от 14 до 35 лет. В анкете чёрным по белому написано, что необходимо указать к какому тейпу принадлежит молодой человек, а правдивость сообщённых им данных обязаны подтвердить либо ближайшие старшие родственники, либо старший по тейпу, которые к тому же «несут ответственность за все действия и поведение данного человека», то есть анкетируемого.

Но как бы «горшок не называли», основные принципы именно родоплеменных отношений всё равно в общественной жизни народов Северного Кавказа и сегодня сохраняются. Наиболее яркой отличительной чертой подобных отношений применительно к нашей теме, непосредственно связанной с терроризмом, является правило круговой поруки, то есть поддержка членами группы (семьи, клана, тейпа, рода) практически любых действий любого из своих членов. В таком обществе нет случая, о котором не знали бы другие его члены. В том числе нет скрывающегося террориста, бандита, завербованного сторонника ДАИШ, о котором не знали бы его родственники, односельчане, при этом они, как правило, осведомлены и о месте нахождения, и о его преступных с точки зрения российских законов действиях, И не просто осведомлены, а, в соответствии с нормами традиционного для кавказских республик общества, не имеют права ни осуждать подобные решения и действия члена своей группы, ни уклоняться от пассивной или активной его поддержки.

Таким образом, наличие именно родоплеменных отношений играет далеко не последнюю роль в создании условий для возникновения и самого существования терроризма на Северном Кавказе, однако организация противодействия их негативным составляющим вызывает значительные трудности. Одно дело знать и понимать, что, как заявил глава Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов: «без поддержки родственников деятельность боевиков не обходится», другое — оказывать воздействие на близких боевиков исключительно в правовом поле:

Если только суд доказал, что та или иная помощь со стороны близких людей, со стороны родственников была оказана, то они должны понести соответствующее уголовное или административное наказание.

Всё это весьма проблематично и с точки зрения определения «близких людей» (например, члены тейпа — это близкие люди, родственники?), и с позиции сбора доказательной базы, и с воззрений «местного общественного мнения».

А попытки использовать для борьбы с террористическими проявлениями средства из арсенала тех же родоплеменных отношений, во-первых, не вписываются в существующие на территории России правовые нормы, а во-вторых — не пользуются поддержкой у значительной части, не говоря уж о «либеральной общественности», населения, которая не в состоянии понять, что на территории северокавказских республик существует структура общества, связанного общинными связями и круговой порукой. Так, стоило только Рамазану Кадырову в декабре 2014 года заявить, что:

если боевик в Чечне совершит убийство сотрудника полиции или иного человека, (выделено нами при цитировании) семья боевика будет немедленно выдворена за пределы Чечни без права возвращения, а дом снесён вместе с фундаментом» (http://uposter.ru/blog/cryme/1140.html)

— его слова были интерпретированы как объявление о том, что «на территории Чеченской республики не работают законы Российской Федерации» и заявление «о неких расправах над родственниками людей, обвиняемых в терактах, по которым ещё не было принято судебное решение» (автор истолкования, мягко говоря, отличающегося от подлинных слов руководителя Чеченской Республики — журналистка «Дождя» Ксения Собчак http://vz.ru/news/2014/12/18/721070.html). И даже предложение Главы Дагестана использовать в противостоянии участию дагестанцев в международных террористических организациях такие приёмы, как публикацию фотографий террористов и взятие на учёт родственников и друзей, «потому что без поддержки, сочувствия они не могли бы уехать», вызвали шквал критики и очередные обвинения в неправомерности таких предложений.

Забывать об этом факторе и возмущаться по поводу того, что многие, и прежде всего, простые люди прямо указывают на то, что организованная преступность в России имеет специфическую национальную окраску, и указание на этот факт является разжиганием межнациональной розни, — либо глупость, либо умышленное стремление замазать существо проблемы: в этой криминальной статистике выражается родоплеменной жизненный уклад (исторически сложившаяся алгоритмика поведения) этнически обособившихся криминальных сообществ.

Из этого факта следует сделать один значимый для будущего вывод: действие правоохранительных органов на основе законодательства европейско-американского типа, исходящее из убеждённости в независимости поведения человека и его исключительно персональной ответственности за содеянное, заведомо неэффективно по отношению к преступности, действующей на основе клановых принципов организации коллективного соучастия в одном преступлении множества людей.

Разница между многонациональными по своему составу мафиями и этнически однородными преступными сообществами только в том, что многонациональные мафии (если соотноситься с нормами родоплеменного права) действуют на основе принципа «усыновления», а этнически однородные мафии — на основе естественного кровного или духовного родства соплеменников (из статьи «Кавказ после депортации или как сорвали план Сталина (Часть 2)» http://inance.ru/2016/03/otvet-stalina-kavkazu/).

Нет, мы вовсе не призываем к отмене российских конституционных норм на территории северокавказских республик, в связи с существованием в их обществе родоплеменных отношений. Мы говорим о необходимости официального признания отрицательного влияния на организацию борьбы с терроризмом такого явления, как круговая порука, являющейся непременной составляющей подобных отношений, и обязательной разработке и внедрении комплексного плана мероприятий (комплексной программы) по ликвидации негативного влияния родоплеменных отношений на эффективность борьбы с терроризмом, да и на другие стороны социокультурной действительности кавказских республик.

Законодательство должно быть построено так, что за преступления младших должны автоматически отвечать не только они сами, но и старшие в иерархии клановых отношений, остающиеся при евро-американском подходе либо вне подозрений, либо вне полномочий правоохранительных органов вследствие отсутствия свидетелей (запуганных или убитых по их приказу), либо по причине несоответствия законодательной базы реальному положению дел.

Главная задача, требующая значительных усилий и времени, поэтому, чем раньше начнётся программа воплощаться в жизнь, тем лучше, — оторвать массы людей от навязанной им родоплеменной парадигмы и вывести их действия на уровень цивилизационного взаимодействия с истинными глубинными социокультурными факторами кавказской цивилизации, без чего одержать окончательную победу над терроризмом невозможно.

Вторым фактором оказывающим воздействие на жизнь республик Северного Кавказа безусловного является ислам. Об исламе, его роли и воздействии на жизнь Кавказа мы поговорим в следующих статьях.