11

О настоящем человеке — Пантелеймоне Кондратьевиче Пономаренко?
0

Автор вопроса: Timber
1 год 4 месяца
         
         
Спрятать статью

О настоящем человеке — Пантелеймоне Кондратьевиче Пономаренко




Есть такие личности в истории, изучая биографию которых приходишь к однозначному выводу, что тот нравственный, интеллектуальный, деловой потенциал, которым они обладали, по независящим от них причинам, как правило, в результате противодействия и действий «тёмных» (злых, злостных, преступных) сил, к несчастью для нашего народа не смог полностью реализоваться.

Судьбу таких Человеков с большой буквы разделил и Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко, один из ярких представителей советского поколения государственного руководства, имя которого, к великому сожалению, в наше время — мягко говоря — подзабылось.

Но так распорядилась история, что именно этот человек встал у руля Белорусской Советской республики в самые сложные моменты её истории.

В нашей статье и расскажем об этом известном политическом деятеле, раскрывая отдельные страницы его жизни.

Есть обоснованная надежда, что в памяти граждан Республики Беларусь имя Пантелеймона Пономаренко всё-таки сохраняется. Не могут же благодарные белорусы забыть человека, стоявшего у руля Белорусской ССР, правопреемницей которой и является сегодняшнее белорусское государство, в самые сложные моменты нашей истории, человека, которого народная молва называет «собирателем земель белорусских», по праву именуемого одним из творцов Победы, энергичного управленца, которому принадлежит значительная заслуга в восстановлении народного хозяйства Белорусской Советской республики в первые послевоенные годы и превращении Минска в действительно по всем параметрам город республиканского значения.

Краткая биография

В целом биография Пантелеймона Пономаренко (1902 — 1984) типична для руководителей из числа молодого поколения союзного и регионального масштаба сталинской эпохи. Родился в семье крестьянина. С 12 лет подрабатывал подмастерьем в швейной мастерской. В 16 лет уже оборонял Екатеринодар от беляков. Потом работал на нефтепромыслах и на железнодорожном транспорте, был активным комсомольцем.

В 25 лет окончил рабфак, в 30 — Московский институт инженеров транспорта. Затем ещё четыре года кадровой службы в Красной Армии, после чего — инженер Всесоюзного электротехнического института, затем инструктор ЦК ВКП (б).

В 36 (!) лет избирается — по рекомендации ЦК ВКП (б) — Первым секретарём ЦК Компартии Белоруссии, и работает на этой должности до 1947 года, выполняя одновременно в 1944 — 1947 годах обязанности Председателя Совета Народных Комиссаров (с 1946 года Совета Министров) Белорусской ССР, в самые сложное время в новейшей истории Беларуси (воссоединение с Западной Белоруссией, Великая Отечественная война, восстановление народного хозяйства).

В годы Великой Отечественной войны — член военных советов Западного, Центрального, Брянского фронтов, с 1942 года — начальник Центрального штаба партизанского движения.

С 1 июля 1948 года — секретарь ЦК ВКП (б), с 16 октября 1952 года до 5 марта 1953 года — член Президиума ЦК КПСС. Одновременно с октября 1950 года по декабрь 1952 года — Министр заготовок СССР, а с 12 декабря 1952 года по 15 марта 1953 года заместитель Председателя Совета Министров СССР. Остановимся на некоторых значимых моментах биографии Пономаренко.

Как кубанец встал во главе Белоруссии

В январе 1938 года П.К. Пономаренко был отозван из научно-исследовательского института и стал инструктором ЦК, а вскоре — заместителем Г.М. Маленкова.

В середине июня 1938 года П.К. Пономаренко был избран первым секретарем ЦК компартии Белоруссии.

Приведём выдержки из книги Артёма Сергеева и Екатерины Глуших «Беседы о Сталине». В данной книге авторы, которая написана на основании воспоминаний и личных встреч с Пантелеймоном Пономаренко, раскрывают неизвестные страницы его жизни. Вот некоторые из них.

Пантелеймон Пономаренко рассказывал, почему Сталин его послал туда. Это было в 1938 году. Иосиф Виссарионович дал ему чёткие указания: прекратить репрессии. Сталин сказал:

Чего они добиваются? Что им нужно? Там так много людей пострадало — и до сих пор репрессии продолжаются. Уже был пленум ЦК партии по этому вопросу (пленум проходил в январе 1938 года). А они не унимаются. Поезжайте, наведите порядок — остановите репрессии.

Пономаренко спросил:

А как это сделать?

Сталин посоветовал:

Идите в тюрьму. Берите дела, знакомьтесь с ними, вызывайте осуждённого, выслушайте его, и если считаете, что он осуждён незаслуженно, то открывайте двери — и пусть идёт домой.

Пономаренко ответил:

Но, товарищ Сталин, там местные органы и разные ведомства могут быть недовольны моими действиями и воспротивиться.

Сталин подтвердил, что, конечно, не для того они сажали, чтобы кто-то пришёл и выпустил. Но ведомств много, а первый секретарь ЦК один. И если не поймут, поясните им это. От того, как вы себя поставите, будет зависеть ваш авторитет и успешность работы.

Пантелеймон Кондратьевич по прибытии на место, как и посоветовал Сталин, пошёл в тюрьму, запросил дела. И стал осуждённых вызывать к себе по одному. Ну, вот такие, например, были заключенные. В деле одного говорится: «Неоднократно нелегально переходил государственную границу». Да, формально — действительно. Поскольку, когда в 20-м году произошёл передел границ, белорусское местечко оказалось разделённым на польскую и нашу части. Семьи некоторые даже оказались разделены. Этот в то время осуждённый гражданин гнал хороший самогон. А на польской стороне — сухой закон. За самогоном к нему приходят с польской стороны, в том числе известные люди, среди которых полковник Бек (потом он стал министром иностранных дел Польши), Рыдз Смиглы, маршал. И если хорошо наугощаются, то и ночевать оставались. А иногда он сам несёт им самогон, пересекая, таким образом, государственную границу.

Пономаренко, выслушав, ему говорит:

Иди домой. Прямо из кабинета — свободен.

А мужик отказывается:

Как это иди? До дома далеко, мне надо сначала свою пайку получить. А это будет завтра утром. Что я, до деревни голодным должен добираться? Нет, я подожду пайку.

Ушёл, когда получил свою пайку.

Ещё один сиделец. Поэт. Написал поэму «Сталин». Начинается первая строка со слова на букву «В», вторая — на «О», третья — на «Ш». В результате — акростих, получается, «Сталин — вош». Пономаренко отпускает его и говорит посадившим:

Вы — неграмотные люди. «Вошь» пишется с мягким знаком.

В итоге почти всех отпустил. Конечно, в местных органах и ведомствах были недовольные — это была их работа. Но Пантелеймон Кондратьевич сказал:

Решайте, по какую сторону тюремной стены вам больше нравится.

Недовольные, видимо, быстро поняли, что это — не острословие, а предупреждение, и все пошло, как надо.

Когда Пономаренко докладывал об этом на Политбюро, Сталин сказал:

Передайте товарищам наше сочувствие, а поэту скажите, пусть и о тараканах не забывает. Дураков у нас ещё много.

Особенно усердствовавший в репрессиях Хрущёв принял это, видимо, на свой счёт. И, встав во главе государства, мстил. В том числе за то, что дела у Пономаренко шли лучше, чем у Хрущёва. И Пономаренко раньше Хрущёва был назначен секретарем ЦК ВКПб. Что, конечно, очень сильно ударило по самолюбию самовлюблённого Хрущёва. За что он и отомстил.

Это один из многих эпизодов работы Пономаренко в Белоруссии. До конца жизни он сохранил к Сталину самое высокое уважение. Очень его ценил, считал великим деятелем истории (по материалам книги «Беседы о Сталине», авторы А.Сергеев и Е. Глушик).

В марте 1939 года он возглавил делегацию Белоруссии на XVIII съезде ВКП(б). В конце съезда он был избран членом ЦК партии.

Выступая с трибуны съезда, Пономаренко говорил об успехах Белоруссии в хозяйственном развитии. Он упомянул 1700 предприятий, построенных в ходе выполнения второго пятилетнего плана. Указав, что 24% территории республики составляют болота, Пономаренко в то же время заявил, что в Белоруссии «заново создана торфяная промышленность», а на «освоенных болотах» выращены высокие урожаи ржи, ячменя, овса и капусты. Пономаренко обратил внимание на прирост населения республики на 1,2 миллиона человек за две пятилетки, то есть на 25%.

В то же время Пономаренко заметил:

«У Советской Белоруссии есть западный сосед», который «зарекомендовал себя известной близостью к так называемой оси Берлин — Рим» и «размечтался о некоторых землях, лежащих неподалеку от него».

Поэтому руководитель Белоруссии напоминал о поражениях польских, шведских и французских захватчиков, которые «оставили свои кости на просторах русских, украинских и белорусских земель».

В президиуме Народного собрания Западной Белоруссии. Белосток, 30 октября 1939 г. 

Первая стычка с Хрущёвым

Всего через полгода после этого выступления (на съезде) мир стал свидетелем краха польского государства, запутавшегося в своих отношениях с Берлином, а 17 сентября 1939 года части Красной Армии перешли государственную границу СССР, заняв земли Западной Украины и Западной Белоруссии. На всех этнографических картах Европы были чётко прочерчены границы расселения белорусов и украинцев, а потому Пономаренко в своей беседе с академиком РАН Г.А. Куманевым вспоминал:

Я не думал, что… могли возникнуть какие-либо осложнения» при установлении «административной границы между новыми областями страны.

Однако первый секретарь ЦК Компартии Украины Н.С. Хрущев представил свой проект размежевания между новыми западными землями страны, в соответствии с которым почти все они отходили к Украинской ССР.

22 ноября 1939 года Хрущев и Пономаренко были вызваны в Кремль к Сталину. Ещё до начала встречи в сталинском кабинете, Хрущёв обрушился на проект, представленный Пономаренко.

Кто вам состряпал эту чепуху и чем вы можете её обосновать?!

— кричал он. Сталин принял двух первых секретарей, сказав:

Здорово, гетманы, ну как с границей? Вы ещё не передрались? Не начали войну из-за границ? Не сосредоточили войска? Или договорились мирно?

После тщательного изучения и сопоставления двух проектов административной границы республик, Сталин поддержал в основном предложение Пономаренко. Правда, Сталин внёс поправку, прочертив в одном месте границу севернее той, что была обозначена на карте Пономаренко. Сталин объяснил это «желанием украинцев получить немного леса».

Во время обеда, состоявшегося после совещания, Хрущёв не скрывал своей обиды. Пономаренко вспоминал:

По лицу, по настроению Никиты Сергеевича чувствовалось, что он остался недоволен таким исходом и эту историю он надолго запомнит.

Заметки на полях

И вот как оценивают действия Пантелеймона Пономаренко современные историки и исследователи.

Положительные результаты деятельности П. К. Пономаренко в пору его руководства Белоруссией были настолько объективны, что даже самые завзятые «антисталинисты» и либералы вынуждены это признавать. Так, Игорь Мельников в статье «Пантелеймон Пономаренко» (http://www.istpravda.ru/opinions/72/), не забыв, естественно, назвать П.К. Пономаренко «ярым сталинистом и удачливым партапаратчиком» и обвинить его, правда, с оговорками, «в раскручивании нового витка политических репрессий в союзной республике», в то же время пишет:

когда встал вопрос о передаче Полесья с Пинском Украине, Пономаренко отстоял эти территории для белорусов… стоит отметить, что в 1944 году секретарь ЦК Белоруссии выступал за сохранение Белостокской области в составе БССР. И это в то время, когда Москва уже договорилась с союзниками о новой восточной границе Польши, которая должна была проходить практически по Линии Керзона. Как бы то ни было, но во многом именно от жёсткой позиции П. Пономаренко зависело то, в каких границах будет существовать тогдашняя БССР, правопреемницей которой стала впоследствии Республика Беларусь… Сталин симпатизирует Пономаренко и подчёркивает его безупречные организаторские способности…

Главный партизан СССР

Через три часа после начала войны по телефону Пономаренко позвонил Сталин. Заслушав сообщение руководителя Белоруссии, Сталин сказал:

Сведения, которые мы получаем из штаба округа, теперь уже фронта, крайне недостаточны. Обстановку штаб знает плохо. Что же касается намеченных вами мер, они в общем правильны. Вы получите в ближайшее время на этот счёт указания ЦК и правительства. Ваша задача заключается в том, чтобы решительно и в кратчайшие сроки перестроить всю работу на военный лад… Вы лично переносите свою работу в Военный совет фронта. Оттуда руководите и направляйте работу по линии ЦК и правительства Белоруссии.

30 июня 1941 года, Пономаренко подписал директиву «О переходе на подпольную работу парторганизаций районов, занятых врагом». Одновременно началась переброска партизанских отрядов и диверсионных групп в тыл врага.

Неудивительно, что, когда в Кремле решили создать единый центр по руководству партизанским движением на оккупированных территориях, к разработке этого вопроса был привлечён П.К. Пономаренко.

Лаврентий Берия предложил поставить во главе штаба наркома внутренних дел Украины В.Т. Сергиенко, находившегося в подчинении у Хрущёва, как руководителя Украины, и Берии, как руководителя НКВД СССР.

Однако это предложение было отвергнуто Сталиным.

А вам не жаль отдавать в Центр такие хорошие украинские кадры?

— спросил не без иронии Сталин, обращаясь к Хрущёву и Берии. Вслед за этим, уже более резким тоном он сказал, смотря только на Берию:

У вас — узко ведомственный подход к этой чрезвычайно важной проблеме.

Партизанское движение, партизанская борьба — это народное движение, народная борьба. И руководить этим движением, этой борьбой должна и будет партия… Начальником Центрального штаба партизанского движения будет член ЦК ВКП(б).

— рассказывал Пономаренко со слов Микояна, присутствовавшего на этом заседании ГКО:

Сталин взял синий карандаш, обвёл стоявшую последнюю в представленном списке мою фамилию и стрелочкой поставил на первое место.

По словам Пономаренко:

Хрущёв и Берия, особенно Хрущёв, были недовольны таким решением и моим назначением, сосчитав это «поражением Украины и НКВД»… Хрущёв… расценил это как «унижение Украины или«белорусский подкоп» под неё».

Чуждый узко ведомственному и ограниченному местническому подходу, руководитель Центрального штаба партизанского движения Пономаренко в итоге организовывал партизанские операции на всех оккупированных территориях.

О партизанском движении на территории Белорусской ССР в годы ВОВ, в том числе об организующей роли Пантелеймона Пономаренко читайте в статье «Подвиг твой, Партизан Победы, будет жить в веках!» (http://inance.ru/2016/05/podvig/).

Партизан

Подвиг твой, Партизан Победы, будет жить в веках! http://inance.ru/2016/05/podvig/

Восстанавливая Беларусь

В июле 1944 года после своего возвращения в Минск Пантелеймон Пономаренко был назначен председателем Совета народных комиссаров Белоруссии. Ему предстояло заняться восстановлением разоренной республики. 74% жилого фонда Белоруссии было уничтожено. В сельской местности было сожжено 1 200 тысяч (почти полтора миллиона!) домов, Оккупанты вывезли в Германию или уничтожили сельскохозяйственную технику и 70% поголовья скота. Они убили 2,2 млн. жителей и военнопленных. Свыше 380 тысяч людей угнали в Германию.

Уже через год во время беседы со Сталиным во время его поездки через Белоруссию в Потсдам на конференцию, Пономаренко сообщил, что республика восстановила 320 разрушенных машинно-тракторных станции и сумела выполнить план весенних полевых работ на 138%. Обратил внимание Пономаренко и на «восстановление детских домов в условиях, когда в Белоруссии осталось свыше 300 тысяч сирот», на «10 тысяч восстановленных и построенных школ, где уже начались занятия». Хотя из окон сталинского вагона были всюду видны развалины, Пономаренко сообщил, что жилищное строительство развёртывается, а «из землянок в новые дома переселилось к настоящему времени около 100 тысяч семей защитников Родины».

Обсудил Пономаренко со Сталиным и будущее белорусской столицы. Сказав, что Минск «разрушен до основания», Пономаренко поставил вопрос:

Таким ли нужно его восстанавливать, каким он был? Можно задаваться любыми нереальными планами, если в Минске и около него не строить несколько крупных промышленных предприятий. Они потянут за собой всё — и жилье и благоустройство. Улицы надо будет делать пошире и попрямее, а в планировку города внести уже другие показатели. Великие усилия восстановления будут иметь великую цель.

Согласился Сталин и с предложением Пономаренко о строительстве в Минске мощного тракторного завода вместо запроектированного до войны авиационного. Так многие черты экономики Белоруссии и облик ее столицы были определены по инициативе Пономаренко.

Примерно за год до этой встречи Пономаренко отстоял границы Белоруссии, сохранившиеся до наших дней. В августе 1944 года он был вызван в Москву Г.М. Маленковым. Ему было сказано, что принято решение на территории Белоруссии образовать Полоцкую область и передать её РСФСР.

Пономаренко считал, что «это не будет народом понято и многих обидит».

Как вспоминал Пономаренко,

Сталин нахмурился, наступила тягостная пауза, все молчали и ждали его решения. Наконец, он поднялся, медленно прошёл туда и обратно вдоль стола, потом остановился и сказал: «Хорошо, покончим с этим вопросом, Полоцкую область надо образовать, но в составе Белоруссии. Народ хороший и обижать его, действительно, не следует».

По словам Пономаренко:

Маленков, главный инициатор проекта, был расстроен и мрачен… Плохо скрывал свою досаду и Н.С. Хрущёв».

Пономаренко — преемник Сталина?

Изображение не найдено!

Начало 1950-х годов отметилось в истории Советского Союза, как время активной и беспощадной борьбы советской партийной верхушки за власть. Пока в лесах Прибалтики, на Западе Беларуси и Украины постреливали лесные братья, а страна с трудом оправлялась от кровопролитной и жестокой войны, кремлевские небожители готовились к схватке за пост руководителя советской империи. И вот тут особенно интересным сюжетом, о котором, кстати, мало кто из историков говорит, является то, что у руководителя советской Белоруссии, Пантелеймона Пономаренко были все шансы занять место в Кремле.

По свидетельству Ивана Александровича Бенедиктова, в течение двух десятилетий (с 1938 по 1958 год) занимавшего ключевые посты в руководстве страны, что подтверждает и Анатолий Лукьянов ссылаясь на документы, с которыми он знакомился, будучи заведующим общим отделом ЦК КПСС, а затем секретарем ЦК КПСС, курировавшим правовые и административные вопросы и зная на этот счёт прямое свидетельство от официальных лиц:

В ЦК от людей, которых назвать публично я не могу, но чья честность у меня не вызывает сомнений, мне довелось слышать следующее. За несколько дней до смерти Сталина с его ведома была подготовлена записка с предложением о назначении Председателем Совета Министров СССР Пономаренко П.К. вместо настаивавшего на своей отставке Сталина, в виду надвигавшейся на него старости, о чём он официально поднимал вопрос на октябрьском Пленуме ЦК КПСС (т. е. за 4,5 месяца до смерти — прим.ИАЦ). Этот проект был уже завизирован почти всеми первыми лицами за исключением Берии, Маленкова, Хрущёва и Булганина. Весной 1953 года обсудить проект Постановления предполагалось на заседании Президиума ЦК КПСС (которое, по официальным данным, должно было состояться 2 марта — прим. ИАЦ). Однако неожиданная смертельная болезнь Сталина (убийство, если быть точным, за день до Президиума — прим. ИАЦ) не позволила рассмотреть записку, а после кончины вождя, естественно, этот проект был отодвинут теми, в чьи руки перешла власть. С приходом к партийной власти Хрущёва этот документ исчез… (http://www.aif.ru/society/history/15351).

Об этом же свидетельствует бывший ответственный работник Отдела административных органов ЦК КПСС генерал-лейтенант в отставке Иван Порфирович Потапов:

Насколько известно, Сталин, в частности, ориентировался на Пантелеймона Кондратьевича Пономаренко, первого секретаря ЦК Компартии Белоруссии. Это был особый человек: он пришёл на партработу с преподавательской, кандидат наук. Блестяще освоил дело, отличался изумительной честностью и ответственностью, глубокий аналитик.

Сразу после смерти Сталина захватившие власть «троцкисты» (подробности см. на нашем сайте в статьях «Государственный переворот 1953 года (части 1 — 5) вывели П.К. Пономаренко из состава Президиума Секретариата ЦК, назначив министром культуры (?), затем Первым секретарём ЦК Компартии Казахстана, а с 1955 вообще надолго отправив за границу (в Польшу, Индию, Непал, Нидерланды, МАГАТЭ).

И даже на этих постах, далеко не соответствующих его способностям и возможностям, П.К. Пономаренко честно и добросовестно выполнял свои обязанности, продолжая приносить пользу Родине.

Освоение целины в Казахстане

Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко был первым секретарем ЦК Компартии Казахстана в 1954 — 1955 годах. Назначение в Казахстан явилось закатом его политической карьеры, хотя сам он об этом тогда еще не знал. Кстати, вторым секретарем ЦК КП республики при Пономаренко был избран ещё один выдвиженец Сталина — Брежнев. Его кремлевские долгожители тоже «задвинули» было «в дальний ящик»: отправили служить в Полит­управление Минобороны, чтобы «не путался под ногами». Но, видно, сказался кадровый голод, а потому Леонида Ильича снова позвали в Кремль с целью примерки к властным функциям.

И если для Пономаренко отъезд в Казахстан был финалом его службы на первых ролях во властном Олимпе, то для Брежнева это был выход на взлетную площадку, что вызвало в нём прилив сил и бодрости. К тому же был он податлив, проявлял готовность выполнить любую волю первого лица во власти. Не то что Пономаренко, который как раз отличался независимостью, мог проявить характер и даже возразить начальству, что, сами понимаете, порождало в Хрущеве приступы ярости.

Кунаев вспоминает, как Ауэзов пригласил их с Пономаренко однажды в гости и как разоткровенничался тогда Пантелеймон Кондратьевич:

Работать в Казахстане очень интересно, здесь надо решать крупные проблемы, но не знаю, позволят ли мне долго оставаться в этой республике с ее замечательными людьми. Вам придется работать под началом Хрущёва. Учтите, это увлекающаяся натура. Многие вопросы он ставит неглубоко, всесторонне не продумывая. Ваши вопросы, предложения, мнения, если таковые расходятся с его мнением, он не пропустит. Более того, это может привести к нежелательным результатам.

Для него неважно мнение других, он идет напролом. Хрущев органически не выносит людей более способных и более знающих, чем он сам. Он начал планомерно избавляться от людей твердых и могущих до конца отстаивать свои взгляды. Многих руководящих работников на местах и в центре, решительно защищающих свои предложения и взгляды, он постепенно убирает с их постов.

По словам Кунаева, Пантелеймон Кондратьевич

был человеком твердого характера и очень доступным, простым. Умел располагать к себе собеседника, был очень демократичным.

Хрущев часто приезжал в Казахстан, следил за тем, как идут дела на целине. Устраивал совещания с республиканским активом. На многочисленных газетных снимках того времени видно: в президиуме с одной стороны от Хрущева сидит окрыленный Брежнев, с другой — задумчивый, хмурый Пономаренко.

С Хрущёвым работать становится всё труднее и труднее,

— говорил он всякий раз, когда высокое начальство уезжало в Москву.

Спустя несколько дней после того памятного визита к Ауэзову в кабинете Пономаренко, где присутствовал и Кунаев, раздался звонок из Москвы. На проводе — министр иностранных дел Молотов. Выслушав его, Пантелеймон Кондратьевич ответил:

Вас понял. Слушаюсь.

Положил трубку. И через паузу:

Вот и кончилась моя работа в Казахстане. Перехожу на дипломатическую стезю. Уезжаю в Польшу.

А на смену тандему «Пономаренко — Бре­жнев» тут же пришел тандем «Брежнев — Яковлев» (http://miit.su/index.php/component/content/article/6-novostiassociacii/486-2012-02-13-07-06-17 ).

А Брежнева, ушедшего в кремлёвские высоты, сменит на посту первого секретаря ЦК Компартии республики, в свой черед, другой назначенец Хрущёва — Д.Кунаев.

В феврале 1955 года Маленков потерял свой пост Председателя Совета Министров СССР, хотя и остался членом Президиума. Ослабление Маленкова привело и к ослаблению позиций Пономаренко в Казахстане.

Вот, как например, вспоминают о нём в Казахстане:

В Казахстан прибыл не просто многоопытный партийный функционер, но плюс ко всему бывалый хозяйственник, незаурядный организатор и просто очень толковый человек, который отличался независимостью, мог проявить характер и даже возразить начальству…выступал всегда без текста, с небольшой бумажкой — планом выступления. Слушали его с большим вниманием, затаив дыхание. Говорил Пономаренко логично, понятно, слова его доходили до сознания каждого человека. Рассказывал он о простых вещах, о нуждах и запросах трудящихся … Пантелеймон Кондратьевич был человеком твёрдого характера и очень доступным, простым. Умел располагать к себе собеседника, был очень демократичным… главная установка, которая ему была дана в Центре, — подъём целины и это решение он выполнил…

После работы в Казахстане и дипломатической работы Пантелеймон Пономаренко жил в Москве.

Поздним вечером 14 октября 1964 года Пономаренко, приехав с дачи, встретил Брежнева на лестничной площадке в доме на Кутузовском проспекте в Москве, где они жили ещё со сталинских времен. Леонид Ильич как раз возвращался с Пленума ЦК, который снял Хрущёва со всех его постов, о чем Брежнев сразу же и сообщил своему бывшему сослуживцу. «Ну и кого избрали вместо него?» — поинтересовался Пантелеймон Кондратьевич. «Представь себе, меня», — со смехом ответил Брежнев.

Он знал о бедственной ситуации бывшего секретаря и члена Президиума ЦК и поспешил ободрить его: «Не беспокойся, теперь твоё положение изменится». И не удержался, чтобы похвастаться: «Смотри, что мне подарили». Леонид Ильич с явным удовольствием показал Пономаренко массивный дорогой перстень с драгоценными камнями на пальце своей руки. Тот не выдержал: «Опять ты за старое, Леонид! Сколько раз тебе говорил ещё там, в Казахстане — страсть к этим побрякушкам до добра не доведёт». Брежнев промолчал и быстро прошёл к себе в квартиру.

На ответственную руководящую работу Пономаренко так и не пригласили, хотя он был ещё полон сил и энергии и мог принести немалую пользу. Наверно, потому, что не изменил железному правилу сталинской школы — говорить в лицо правду всем, в том числе и партийным вождям (отрывок из книги «Тайный преемник Сталина» http://rubooks.org/book.php?book=11804&page=24).

Заключение

Хрущёв всегда имел территориальные вопросы к Пономаренко 

Старые и новые фальсификаторы, пигмеи разного рода и мастей, обвиняя Сталина в узурпации власти, хулят его и за то, что тот якобы до последнего не желал расставаться с высшими партийными и государственными постами. Очередная ложь, шитая «белыми нитками». О своём намерении уйти на покой вождь, как известно, заявил на ХIХ съезде КПСС. Члены вновь избранного ЦК не удовлетворили тогда его настойчивой просьбы.

Сочинители выше упомянутых версий «забывают», что ещё в предвоенные годы Сталин сделал ставку на решительное омоложение кадров.

Сталин доверял Пономаренко, намеревался передать ему бразды руководства правительством. Знал ли тот о предстоящем назначении? Думается, что знал.

Внезапная смерть И.В. Сталина перечеркнула эти планы. Хрущёв, Маленков, не мудрствуя лукаво, совершили государственный переворот, круто повернули штурвал управления страной в ином направлении. Горбачёву с Ельциным оставалось довершить это чёрное дело.

После марта 53-го усилиями Хрущёва из высших эшелонов партийной и государственной власти были устранены почти все руководители, на которых Сталин возлагал большие надежды и которые обладали современным организаторским и управленческим потенциалом. Не стал исключением и Пантелеймон Пономаренко.

Пагубную роль в судьбе этого незаурядного политика, входившего в сформированное Сталиным интеллектуальное ядро партии и государства, сыграл малограмотный и малокультурный Хрущёв.

Сегодня уже нет сомнений в том, что нависшая над «старой гвардией» угроза замены сделала своё дело в устранении Сталина и отстранении «новых инициативных работников» подальше от первых ролей. Не успел вождь умереть, как все «старики» не только вернули себе прежние посты, но и захватили новые, которые принадлежали самому Сталину. Маленков стал Председателем Совета Министров; Хрущёв занял место Сталина в ЦК.

А ведь Пантелеймон Пономаренко, который оказался в опале, мог принести много пользы.

Но память о нём жива — есть улица, названная его именем. И каждый житель Беларуси, проезжая по этой улице, обязательно вспомнит этого человека, так много сделавшего для страны.

Источник